Николай Адамович (Commercialization Reactor): «Никто не хочет железный занавес»

На этой неделе в Риге состоится очерёдной Ignition Event «Реактора коммерциализации» — мероприятие, на котором учёные с постсоветского пространства представляют свои технологии предпринимателям. В преддверии этого события BM пообщался с основателем и руководителем Commercialization Reactor Николаем Адамовичем.

Латвийский бизнесмен Николай Адамович основал «Реактор коммерциализации» в 2009 году. К созданию платформы для коммерциализации технологий его подтолкнули собственные потребности: он решил стать бизнес-ангелом, однако столкнулся с нехваткой инвестиционно привлекательных проектов.

Многим потенциально интересным проектам, не хватало бизнес-составляющей. «То есть приходят учёные, приносят какую-то технологию, но не слова о бизнесе», — вспоминает Адамович. Так появилась идея: соединить два непересекающихся мира — учёных и предпринимателей. Её воплощением и стал «Реактор коммерциализации», благодаря которому за последние годы бы создано уже свыше 20 хайтек-стартапов.

Какими качествами должен обладать человек, желающий создать стартап с помощью «Реактора коммерциализации»?

Есть одно самое главное — человек должен хотеть быть предпринимателем. Он должен хотеть иметь своё дело. Это главное. У него должен быть предпринимательский дух.

Остальные критерии в большей или меньшей степени специфичны для «Реактора». Человек не должен бояться хайтек-бизнеса. Потому что многие думают: «Ой, наука это не ко мне — я учился на финансиста, на журналиста, на кого-то ещё». Нет, если ты обладаешь нормальным мышлением, в состоянии разобраться [в теме] на уровне здравого смысла (а не в глубине технологии, интегралах и прочем), то этого хватает.

Человек должен тратить время. Это то, что человек вкладывает. Всё-таки успех — это в каком-то смысле функция от количества усилий. Никто не принесёт готовые решения. Ты должен стараться. Ещё один критерий – он должен уметь «падать-вставать, падать-вставать». Уметь преодолевать трудности.

Какое-то образование должно быть. Человек должен уметь управлять своим временем, людьми, иметь навыки менеджмента. Английский язык — без английского бизнес не делается. Но это такой более формальный критерий. Должна быть какая-то харизма. Необязательно, чтобы он был хорошим шоуменом. Есть примеры предпринимателей-интровертов. Каждый действует по-своему. Но если человек прёт, как говорится напролом, это хорошо.

У нас в основном две целевых аудитории. Первая — это молодые люди (юниоры, скажем так, студенты, бакалавры и т.д.), которые думают, чем бы заняться, только-только ищут. Причём, это совершенно необязательно должны быть технические специалисты. Вторая — это менеджеры корпораций. Которые думают о своём деле, которые уже имеют опыт в бизнесе, многое знают. Для которых настал период сделать что-то своё, уйти из под гарантированных зарплат в свободное предпринимательское плавание.

Как вам удаётся избегать конфликтов между разными участниками процесса создания стартапов — предпринимателями, учёными и инвесторами?

Это опыт. Кто сказал, что нет конфликтов? Они, конечно, есть. Другое дело, что мы понимаем, как нужно это всё делать. Во-первых, мы и берём тех, кто это тоже понимает. То есть, грубо говоря, если учёный не готов выпустить штурвал управления из своих рук, то он просто не идёт к нам — мы его отсеиваем. Конечно, нельзя убрать риск на 100%. Его можно сильно снизить. На первых «реакторах» таких [учёных] было побольше. Но с каждым разом их становится всё меньше и меньше. Учёный — это тот, кто хочет быть учёным и не хочет рулить бизнесом. Это с одной стороны. А если предприниматель не готов никого слушать, он очень быстро понимает, что не туда пришёл. Это сразу видно просто-напросто.

У нас очень серьёзная документарная база. Мы со всеми играем по прозрачным правилам. И они эти правила знают заранее. Мы и предлагаем каждому по ним играть. Понятное дело, что кто-то не соглашается. Говорит: «Не хочу играть по таким правилам». Ну и не играй. Но это не из-за того, что мы такие самодуры. Мы просто знаем, что по-другому это не работает. Это часть технологии. То есть, если, грубо говоря, в трубе должно быть определённое давление атмосферы — меньше не потечёт, а больше лопнет, — то стало быть оно таким и должно быть. Это уже наш многолетний опыт, подтверждённый жизнью.

Сложно ли было заслужить доверие Imprimatur Capital, который в последние годы очень активно инвестирует в стартапы «Реактора»?

Инвестор верить не обязан. Когда мы говорим, что инвестор верит, то он верит, скорее, в команду. Но во всём остальном он верит бумагам. С бумагами у нас всё в порядке. Ты можешь проработать проект идеально, но если у тебя нет определённого подтверждения твоим словам, то инвестор просто не инвестирует. Вот и всё. У нас такие проекты, особенно в начале, были. Когда декларировал учёный одно, а на выходе было другое. Мы с предпринимателями теряли на него время, к сожалению. Предпринимателей, которые уже пообжигались, у нас достаточное количество. Но я думаю, что если с ними поговорить, они об этом не жалеют. Это очень хороший опыт. Но поскольку деньги они не теряют (только время), то здесь всё по-честному.

Расскажите о последних стартапах, созданных в недрах «Реактора».

Совсем недавно Imprimatur проинвестировал компанию UOT [Underwater Optical Technologies]. Этот проект развивается на базе технологии, которую уже коммерциализует один стартап. Но было найдено новое рыночное приложение. Грубо говоря, это [беспроводной] интернет под водой. Это возможность обмениваться информацией при помощи луча. Оказывается, что под водой вокруг нефтяных вышек кипит жизнь. Машинная жизнь — там куча всяких механизмов, все они должны управляться и т.д. Сейчас за ними ездит кабель. Естественно, это плохо и неудобно.

Другой стартап, который пока ещё не на слуху, — это Nanooptometrics. Может быть, у этого стартапа очень узкое приложение. Однако он сотрудничает с самым главным на сегодняшний день производителем жёстких дисков. Все думают, что эта падающая индустрия — что сейчас [востребованы] флешки и т.д. Ничего подобного. Hard-диски — это очень растущая индустрия. Потребности в data storage [хранилищах данных] многократно увеличиваются.

Технология [стартапа] позволяет мерить профиль поверхности и видеть все шероховатости и т.д. Она позволяет мерить это с точностью до одного нанометра на очень широкой пластинке, что технически очень важно. Сейчас для проведения профилометрии деталь обязательно снимают и ставят на виброустойчивый стол, делают там измерения и потом возвращают. Технология [Nanooptometrics] позволяет делать это без всякого снятия с производственной линии. Оказалось, что одна компания делает таких операций 60 млн в день. И каждая эта операция стоит каких-то денег. Условно говоря, они за раз могут измерить 100 штук, а наша [технология] может за раз померить тысячу штук. В итоге для компании это просто огромная экономия.

А это привлекательно. Может быть, жизнь человечества от этого лучше не станет, ещё один какой-то web-application [веб-приложение] не появится. Но с точки зрения инвестиционной привлекательности это очень интересно. Почему? Потому что эта технология экономит живые деньги. Этот проект, который очень долго, пару лет, искал это применение и потом в итоге его нашёл, сейчас развивается очень бурно. Надеюсь, скоро он займётся созданием индустриального прототипа совместно с американской фирмой.

Ещё из примеров — компания Haylight. Она интересна тем, что кроме Imprimatur инвестором там является латвийская компания RD Alfa. Если Haylight удастся сделать то, что обещано (это специфический фотодетектор), то это тоже в корне изменит индустрию. Оказалось, что у RD Alfa есть компетенции для того, чтобы собрать конечный продукт. Мы ещё не знаем, будет он до конца работать или не будет. Но у них есть те инженерные компетенции, которых не хватает учёному. Это пример сотрудничества с местным хайтеком, а RD Alfa — как ни крути хайтек. Потому что это точно не тот этап для того, чтобы владельцы RD Alfa сами брали это внутрь своего бизнеса. Им проще помочь кому-то, а потом даже и купить это если что. Это сотрудничество, которое им интересно, в том числе, как приложение их мозгов и компетенций. А если в конце концов всё пойдёт, то это и какая-то загрузка мощностей.

Что ещё из интересного? Есть [стартап] Pogritech. Эта специальная мельница, которая может делать очень правильный металлический микропорошок. Оказывается, он очень много где нужен. Порошок — это маленькие частички. Они имеют безобразную форму и не являются монодисперсными. Грубо говоря, их размер колеблется «от и до». А если частички правильно обработать, то они становятся более круглыми и более монодисперсными. А это означает, что свойства самого порошка очень сильно меняются, он [после этого] более активный и т.д. А это уже очень важно для керамики, для покрытий. Это такой нишевый рынок, от которого обывателю, может быть, ни горячо, ни холодно, но с точки зрения инвестора это очень привлекательно.

«Реактор» работает с учёными в основном из России и стран СНГ. Ухудшение отношений стран Запада и России на вас как-то влияет?

Пока мы ничего не чувствуем. Во всех разговорах и переговорах мы вообще этого не чувствуем. Я очень надеюсь, что того, чем мы занимаемся, это никак не коснётся. Но, естественно, лучше бы такой ситуации не было. Потому что это некая нестабильность. Люди начинают задавать вопросы. Но ни с точки зрения инвесторов, ни с точки зрения университетов… [негативные последствия не чувствуются]. Этим летом мы несколько лицензионных договоров подписали с российскими университетами. И местные инвестиции получили в российские технологии.

Почему? Я думаю, потому что коммерциализация, которой мы занимаемся априори является глобальной. Российский рынок для высоких технологий тоже очень маленький. Ну, может быть, за исключением нескольких секторов — нефтяного и какого-то ещё. А так… Я уже рассказывал про Nanooptometrics. Применить это можно только в Штатах. И всё. И логика говорит, что это надо применять, это надо развивать. Иными словами, наверное, какое-то влияние или есть или будет. Я пока ничего не чувствую. Но мой жизненный опыт говорит, что если влияние и будет, то оно скорее пойдёт на пользу «Реактору», чем во вред. Никто не хочет железный занавес. Ни с одной, ни с другой стороны. Поэтому, возможно, наоборот стремление к нам будет больше.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ О СТАРТАПАХ ИЗ «РЕАКТОРА КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ»:
Koatum: Технология для глобального рынка медицинских имплантов
Snowision: Прибор, который ждут в Альпах

Image: Facebook - Commercialization Reactor (modified)

  • Юрий (tIgr@)

    Внедрить в америке технологию это круто.